Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

государственная дума приняла в первом чтении закон о добыче россыпного золота личными компаниями. В рамках подготовки ко второму чтению при Комитете по экологии, природным ресурсам и природопользованию создана рабочая коммисия по правовому регулированию добычи драгметаллов, в которую входит В.Таракановский .

— Виктор Иванович, Вы поддерживаете закон об личном предпринимательстве в золотодобыче?

— В российской, фактически 300-летней истории добычи золота это уже было. Просто в разное время таких людей по-разному именовали — и вольноприносители, и одиночки-старатели, и «хищниками» их именовали.

-Ив новейшей истории России — пара лет назад аналогичный закон о вольноприносительстве Госдуме и Совет Федерации уже принимали, только его тогда Владимир Владимирович Путин не подписал.

— В чем сущность этого законопроекта?

— Все знают, что добыча золота в России с этим законом не вырастет. Основная идея законопроекта — решение социальных вопросов, якобы в регионах имеется не занятое население.

— Да, имеется оценки, что персональный предприниматель /ИП/ на золоте может получать свыше 2 миллионов рублей за сезон.

— Два миллиона рублей — это около двух килограмм золота, если брать в расчет сегодняшнюю цену — 1300 руб за грамм.

— В артелях, с коллективом в пара десятков человек, на россыпных месторождениях в среднем на одного человека добывается 1,5 кг золота. Наровне с этим они вооружены превосходнейшими бульдозерами, устройствами, электроэнергией, и за сезон более 1,5 кг добыть не смогут. Если вычесть все затраты — горючее, амортизацию, запчасти, налоги и т.д. на долю зарплаты остается примерно 15 проц от стоимости добытого золота. Если умножить 1300 руб на 15 проц, то мы возьмём заработную плат с грамма золота порядка 200 руб.

Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

— Я уверен, что в одиночку человек не сможет сделать больше, чем в коллективе.

— А что, по вашему мнению, может сделать человек в одиночку?

— Стартовый капитал на экипировку, включая тачку, кирку, лопату и насос не превысит 50 тысяч рублей, плюс еще еда. Дабы уйти в тайгу на 3-4 месяца нужно это все снаряжение и продукты в том направлении доставить.

— Какова производительность человека на тачке? Для начала необходимо порядка 6 метров вскрыть торфов. Раньше на вскрышу норма была — 20 кубов за 12 часов, это дикая работа. А дабы мыть золото, то эти пески необходимо раскойлить /раздробить кайлом/, особенно в тех районах, где вечная мерзлота.

Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

— Возьмем среднее содержание — 0,4 гр на кубометр песков, это в лучшем случае. За сто дней тяжелого, изнурительного физического труда он сможет намыть 50 гр золота, что оценивается примерно в 70 тысяч рублей, в месяц окажется 20 тысяч рублей.

— Во-первых, никто не будет так работать в одиночку, а во-вторых, в любом золотодобывающем предприятии сейчас платят до 40 тысяч рублей в месяц, это в два раза больше. Что мешает идти работать на предприятие?

— А что если это пара — 2-3 человека, то, что мешает организовать собственное ООО или ЗАО?

— Так, по-вашему, данный закон не нужен?

Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

— Чтобы рассматривать такой закон необходимо мнить себе состояние отрасли. Необходимо, первым делом, понимать горно-геологические условия, — это средние содержания золота в песках, каковые на данный момент уже измеряются в долях грамма на кубометр и торфа, каковые необходимо убрать, перед тем как доберешься до песков.

— Я работаю на золоте с 1959 г, и могу привести такой пример: в то время, в то время, когда «Дальстрой» начинал добывать золото в 1932 г, среднее содержание на Колыме было 27 гр на кубометр песков. За сезон промывалось всего 2 млн кубов и получали 54 т золота. В 1957 г среднее содержание золота уже упало практически до 2 гр на кубометр.

— Так вот граммового содержания в россыпях уже нет. сейчас кое-какие драги, к примеру в Красноярском крае, моют пески с содержанием 70 мгр -необходимо промыть миллион кубов песков, чтобы получить 80 кг золота.

— сейчас вскрыша торфа в Бодайбинском районе /Иркутская обл/ достигает 50 м. Само собой очевидно не везде такая вскрыша, но ее количество резко увеличился: 5-6 м считается очень легкой вскрышей. Многие артели, чтобы уйти от вскрыши, перешли на подземный способ добычи песков.

— Там же, в Бодайбо артель «Витим» добывает ежегодно две с лишним тонны золота, из которых примерно 400 кг получает перерабатывая 160-180 тыс кубов песков добытых подземным способом. Им подземное золото обходится в 2 раза дешевле, чем золото на открытых горных работах, по причине того, что не требуется убирать это море торфов. Но это проходка шахт, это компрессора, это буровзрывные работы и т.д.

— на данный момент я вас спрошу — что из этого всего может сделать человек в одиночку?

— А как же социальные неприятности?

— Не понимаю, о каких социальных проблемах в регионах говорят. Я проехал в прошедшем сезоне по всей колымской автостраде — от Магадана 1200 км. И не увидел поселков с неработающими людьми, с плачущими детьми, — их нет. Печи от сгоревших домов торчат, кое-какие поселки вовсе стёрты в пух и прах, — это да. Оротукан — некогда громаднейший поселок области, — все кинуто. Но социально обездоленных людей нет. Возьмем Иркутскую область, которая на данный момент добывает больше всего россыпного золота — порядка 13 т. Где кинутые поселки с неработающими людьми?

— А скажите, для чего ежегодно Магаданская и Иркутская области выписывают квоты на привлечение по 6 тыс иностранных рабочих, большая часть из которых работает в золотодобывающих компаниях. Почему на эти места не привлекаются местные безработные? Да по причине того, что они сами не хотят.

— Эти неработающие люди уже деклассированные элементы, простите за резкость. И вы считаете, что завтра, в то время, в то время, когда будет принят данный закон, они все возьмут тачки, лопаты и начнут копать десятки кубов торфа, мыть пески?

— Кто хочет работать, неизменно может пойти в любое золотодобывающее предприятие и его возьмут.

— Другими словами — Вы против принятия этого законопроекта?

— Я категорически ПРОТИВ вольного приноса. Личное предпринимательство в золотодобыче — это обман людей. Кроме этого тяжелого труда, о котором мы говорили, предпринимателя ожидает целый букет налоговых выплат /не считая НДФЛ/ — он машинально подпадает под действие закона об личном предпринимательстве, почитайте его. Наровне с этим никто не отменяет других нормативов, к примеру, о горных работах, а это и лицензирование, разработка и защита проекта, т.д. — никто об этом не говорит.

— Но имеется вывод, что с этим законом закончится нелегальный оборот золота, станет меньше воровства.

Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

— Считаю, что принятие этого законопроекта откроет Больше шансов для бандитизма.

— К примеру. Артели, какправило, работают в глухой тайге. Ночью неизвестные в масках выходят к местам добычи с обрезами, подходят к промприбору, там рабочие человек 5-6 — никто не хочет себя подставлять под пули — уходят в сторону. Подходят эти юноши, вскрывают колоду, забирают золото и уходят.

— сейчас наличие золота у физического лица без соответствующих документов — уголовное правонарушение. Похитить страшно и реализовать страшно. По причине того, что нашёл клиента, пришел к нему, реализовал, забрал деньги, а за углом сообщники клиента бьют тебя по голове, и ты — без золота и денег.

— А в новых условиях, если похитил, ты можешь прийти и заявить, что ты это золото намыл. Пара раз с обрезом зашел на два прибора, килограмм похитил и отдыхай себе. Исходя из этого основная масса тех безработных начнет воровать.

Принятие закона об индивидуальном предпринимательстве

— Так что данный закон напротив откроет путь воровству и бандитизму. Помимо этого если кто-то в тайге честно намоет, то к нему легко подойдет стрелок, отберет это золото и уйдет. Золото и сейчас ужасное дело, а тут откроется новый шлюз.

— Но если предлагается такой закон, значит неприятность существует. Какое решение Вы имеете возможность предложить?

— Само собой очевидно, людям, каковые готовы в одиночкудобывать золото, необходимо оказать помощь.

— Если выделяется без конкурса и аукциона какой-то участок, пускай его возьмёт глава ближайшего золотодобывающего предприятия, и пускай он заключит соглашение с тем одиночкой, который желает работать. У нас в Магаданской области, Якутии, Иркутской области — по всему Дальнему Востоку 406 таких компаний.

— Вы решили горбатиться стачкой, лопатой и киркой, я заключаю с вами договор, и вы начинаете работать. Золото сдаете мне, но наровне с этим я снабжаю вам питание. Если большая вскрыша — я пошлю бульдозер, и вам останется только промыть пески.

— Я обеспечу вам охрану, отчитаюсь перед государственными органами, за промывку, за вскрышу, за все заплачу налоги. При сегодняшних 1300 руб за грамм, я буду вам платить 800 руб. Это при том, что вы получаете от меня поддержку. Килограмм намыл — 800 тысяч рублей возьми.

— Так, будет видно, что это не воровское золото и будет видно, сколько людей работают личными предпринимателями. Пускай их будет 2 тысячи, и если они дружно намоют 500-600 кг за сезон, это очень стараться необходимо, то в целом для России — это все равно капля. А с позиций социального трудоустройства я уже сказал, если бы там были простые люди, желающие работать, они бы в далеком прошлом устроились и работали.

— А к старательскому туризму как относитесь?

— Я данный старательский туризм замечал еще двадцать с лишним лет назад, на Аляске. Нам говорили, что туристы-старатели платят по 50 долл, их завозят куда-то на отработанные полигоны, дают в руки лоток, кирку, лопату, тачку и говорят, — «вот тут вероятно золото». И они моют, если что-то намоют, то смогут это золото забрать с собой. Главное в этом не столько золото, сколько интерес побыть в шкуре старателя, как в рассказах Джека Лондона.

— Такую же вещь я видел в Новой Зеландии. Там помимо этого вероятно купить золото в самородках. Я задавал вопросы, покупаютли, мне отвечали, что никто не берёт. В самородке так как неизвестно какое количество золота.

— У финнов имеется такой же опыт, но у них в Финляндии нет золота, они его в том направлении специально для туристов подбрасывают.

— Мы одно время хотели что-то подобное организовать на Байкале, там же когда-то мыли золото на речках, но нам не разрешили. Хотели на Сахалине -тоже не разрешили. Хотели там выстроить настоящие хижины, каку натуральных старателей, и чтобы все было — и кайло, и проходнушка, и лопата, и лом.

— А почему не разрешили?

— По разным событиям. Говорят, что Байкал — монумент всемирного природного наследия, и около него ничего не разрещаеться.

— На Байкал вероятно заманить не столько золотом, сколько самим Байкалом. Рыба, яхты, природа около Байкала в самом деле неповторимая.

— Какие конкретно конкретно неприятности сейчас у старателей, чем занимается Ваш Альянс?

— Мы решаем вопросы, связанные со всей золотодобывающей индустрией, — много сил ушло на то, чтобы артели «Дражник» продлили лицензию в Якутии, где у них пять драг работают. Там поселок, детсад, школа и все это артель содержит, но им не продлевали лицензию.

— сейчас занимаемся оружием. Чем золото защищать на золотодобывающих компаниях и аффинажных фабриках? Предлагают нанять ЧОП, а кто у нас в ЧОПах? Большая часть — это уволенные с работы сотрудники МВД, которым необходимо платить больше чем самим старателям.

— Государство не выделяет ни копейки на разведку россыпного золота. При советской власти был жёсткий закон: мы должны были прирастить запасов больше, чем добыли. Добыли, к примеру, 200 т золота, значит 250 т необходимо взять в следствии геологоразведки. И у нас не убывали запасы.

— Раньше все предприятия платили отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, к примеру, по золоту мы платили 7,8% от стоимости добытого золота. В 90-х это отменили — чем думали? Позднее, вправду, ввели налог на добычу нужных ископаемых, который был составлен из бывшего налога — 2% на золото, плюс — 3,9% (50% от величины на воспроизводство минерально-сырьевой базы), получаем 5,9%. Другими словами мы сейчас платим налог 6% на добычу, а на разведку средств не выделяют.

— Посмотрите, что выставляют на аукционы: запасы 5, 10, 30 кг, другое все прогнозные ресурсы — неизвестно будет или нет там золото, а разовые платежи берут по 10 — 15 миллионов рублей. По закону имеется минимальный платеж, он равен 10 % от годового фонда налога на добычу нужных ископаемых, а большой неограничен. Вот они и увеличивают его в 17-18 раз.

— И при одном участнике аукцион согласится несостоявшимся. Почему бы этому одному участнику не выдать лицензию? Так как он же планирует работать на этом месте.

— Я считаю, что если решить хотя бы эти вопросы, — то пользы будет больше, чем от принятия закона об личном предпринимательстве в золотодобыче!